Институт Общественного Проектирования
Исследования. Программы. Проекты. Решения.
 
На главнуюНаписать письмоКарта сайта
сегодня 19 ноября 2019 года
 


Rambler's Top100

Похороны левого мифа


17.01.2006

Россия гораздо более правая страна, чем полагает ее политическая элита. В большинстве своем россияне предпочитают свободу и развитие, считая их, а вовсе не равенство в распределении благ, залогом справедливости и собственного благополучия

Александр Зябрев, Александр Механик

Дискуссия в "Единой России" о выборе идеологических приоритетов - либерального или социального консерватизма - закончилась, по сути толком не начавшись, заявлением лидеров партии о том, что "Единая Россия" выбирает консерватизм социальный. Тем самым правящая политическая элита продемонстрировала: она не верит в возможность того, что российские избиратели предпочтут на выборах партию свободы.

Более того, неуверенность в правоте своих либеральных позиций демонстрируют и партии либеральной оппозиции. "Яблоко" и даже СПС в последнее время на выборах в регионах фактически выступают под социал-популистскими лозунгами.

Хотя "Единая Россия" и закрыла внутрипартийную дискуссию, начало этой дискуссии обозначило важнейший вопрос, отвечать на который предстоит всем гражданам России. Потому что главным пунктом, в котором расходятся между собой, по крайней мере в России, сторонники либеральных и социальных ценностей, - это вопрос о том, что должно быть первичным для государства и человека: свобода или равенство.

Удивительно, но президент в послании Федеральному собранию фактически вступил с партией власти в полемику, провозгласив в качестве целей своей политики ценности, которые однозначно идентифицируются с либеральным консерватизмом. Политическая и экономическая свобода, суверенитет, собственность и справедливость, понимаемая как "открытие широких и равных возможностей развития для всех, успеха для всех, лучшей жизни для всех".

Заметим, что либеральный консерватизм в России имеет глубокие исторические корни и, в частности, представлен такими блестящими именами, как Борис Чичерин и Петр Струве. И их понимание либерального консерватизма вполне корреспондирует с идеями, высказанными президентом. Так, для Струве русский либеральный консерватизм - это результат сочетания либерализма, государственности, патриотизма, западничества и демократизма. А Чичерин писал, что главное в либеральном консерватизме - это "сочетание порядка и свободы в применении к историческому развитию и современным потребностям".

Новый компромисс элит

В 1999-2000 годах политическая и экономическая группировка, пришедшая к власти в России, сумела добиться исторического компромисса между различными социальными группами во имя достижения стабильности и порядка в стране. Основой этого компромисса стал сформировавшийся в рамках правящей элиты союз политических сил, которые можно идеологически идентифицировать как социальные и либеральные консерваторы. Их политическим воплощением стал думский блок, а затем слияние двух партий власти - "Единства" и "Отечества" - в "Единую Россию". Ныне можно констатировать, что цель этого союза - стабилизация российского общества и государства - достигнута.

Новый этап развития страны диктует и новые цели - свобода и развитие. Конечно, на основе стабильности.

Для достижения этих целей страна нуждается в новом варианте компромисса различных социальных групп. Этот компромисс не требует подписания каких-то деклараций. Потому что, объективно говоря, пока в России не видно другой силы, кроме "Единой России", которая способна стать площадкой для политической реализации такого компромисса, когда при сохранении союза либеральных и социальных консерваторов в рамках этой партии будут преобладать либеральные силы.

Мы не выступаем здесь адептами "Единой России", но вариантов не много. Кроме нее - либо новая "партия власти", но это бессмысленно, либо партия оппозиции. Покажите нам таковую, способную сыграть эту роль. Результаты нашего исследования покажут читателю, что ни одна из них не может сделать этого. Просто в силу узости своей социальной базы.



Сторонников идей свободы очень много во всех социальных классах российского общества, особенно среди успешных, состоявшихся, адаптировавшихся к рыночной среде людей

Итак, ключевой для нынешней и будущей власти вопрос заключается, на наш взгляд, в том, на кого в рамках своего основного политического проекта "Единая Россия" будет ориентироваться, на какие слои нашего общества. На тех, кто выбирает свободу, преуспел и способен обеспечить успех всей стране, вытягивая в том числе и отставших, или на тех, кто в силу разных причин отстал и для кого выбор равенства означает, скорее, признание неприспособленности к новым реалиям, жизненное поражение, нежели определенную идеологию. На тех, кто "упирается", чтобы жить достойно, или на тех, кто живет, как живется. На тех, кто готов рисковать, чтобы достичь жизненного успеха, или на тех, кто ждет поддержки от государства.

В настоящей статье мы пытаемся ответить на главный вопрос: что же на самом деле выбирают граждане России? При этом мы опираемся на результаты исследования стратификации российского общества, проведенного Институтом общественного проектирования совместно с компанией "РОМИР-Мониторинг", в котором респондентам задавались как вопросы, касающиеся их электоральной активности и политического выбора, так и вопросы, позволяющие судить об основах их мировоззрения, идеологической позиции и отношении к жизни. В ходе исследования было опрошено 15200 человек, проживающих в 408 населенных пунктах 59 субъектов РФ, по выборке, репрезентирующей взрослое население России в возрасте от 18 лет.

Сразу заметим, что даже поверхностный анализ результатов исследования показывает, что, во-первых, большинство наших сограждан выбирает в качестве главной жизненной ценности свободу в государстве, которое способно обеспечить порядок. И, во-вторых, именно те из наших сограждан, кто выбирает ценности либерального консерватизма, являются локомотивом развития в современной России, объединяя в своих условных рядах представителей наиболее динамичных социальных страт. И партия, опирающаяся на ценности либерального консерватизма, способна выиграть выборы и проводить политику свободы и развития. Вот почему, на наш взгляд, глубоким заблуждением лидеров "Единой России" является утверждение, что ее электоральные перспективы находятся именно слева.

Важно только, чтобы сами российские либеральные консерваторы, в первую очередь в партии власти, осознавали свою историческую миссию и не боялись настойчиво ее осуществлять.

Сеанс эмпирической политологии

В основу анализа полученных результатов исследования нами была положена гипотеза о взаимосвязи идеологических позиций респондентов, а также их электорального поведения с их положением на социальной лестнице, со степенью адаптации к окружающей их социальной среде. Выяснилось, что поведение людей на выборах вовсе не является сумбурным и непредсказуемым, как считают многие.

Анализируя ценностные предпочтения наших респондентов, мы предлагали им выбор из следующих альтернатив. Во-первых, что выбирает респондент - свободу или равенство; во-вторых, в чем он видит основную задачу государственной власти - в обеспечении свободы или порядка; в-третьих, как он понимает справедливость; и наконец, как он относится к частному предпринимательству.

В результате наши респонденты оказались распределены на пять групп, по принципу максимального числа совпадающих ответов (принцип центра кластера). При этом границы групп оказались достаточно четко очерчены, что позволило сделать вывод о правомерности проведенных процедур.

Каждая из этих групп получила символическое название, связанное с тем ценностным рядом, который выбран представителями данной группы в ходе нашего исследования, как это показано в таблице. Либертарианцы, наименьшая группа (чуть более 6% от общего числа респондентов), - это приверженцы свободы, государства, обеспечивающего свободу народовластия и предпринимательства. Либеральные консерваторы - приверженцы свободы, порядка и предпринимательства. Таковых оказалось четверть нашей выборки. Еще более многочисленная группа, почти треть респондентов, это социальные консерваторы - приверженцы равенства, порядка и предпринимательства. Социал-популисты - приверженцы равенства и порядка, отрицательно относящиеся к предпринимательству. Их всего 6,8%. Наконец, "путаники" - те, чьи ответы были внутренне противоречивы или свидетельствовали о неспособности респондентов ответить на заданные вопросы. И "путаников" немало - почти 30% опрошенных.

С идеологической точки зрения либертарианцы - это сторонники слабого государства, буквально понимающие его роль как роль "ночного сторожа". Либеральному консерватизму мы уже давали определение, заметим только еще раз, что либеральные консерваторы убеждены: реальную свободу своим гражданам может обеспечить только сильное демократическое государство. Ибо, как писал Людвиг Эрхард, "порядок без свободы слишком часто порождает принуждение, а свобода без порядка грозит слишком легко выродиться в хаос". Социальные консерваторы ставят во главу угла государственных задач достижение социальной справедливости. То есть разница между социальными и либеральными консерваторами - в понимании ими предназначения государственной силы: защита свободы или перераспределение благ. Наконец, социал-популизм это не столько идеология, сколько признание жизненного поражения. Не случайно он более всего распространен как основа различных партий в слаборазвитых странах.

Напомним нашим читателям, что название одного из так и не оформившихся "крыльев" "Единой России" - тоже "социальные консерваторы". Но у нас оно родилось задолго до заявления г-на Исаева о своем идеологическом кредо. Так что мы в определенном смысле угадали не только настроения значительной части политической элиты, но и их самоидентификацию.

Идеология классов

Какие же жизненные обстоятельства влияют на формирование тех или иных ценностно-идеологических предпочтений людей? Мы традиционно посчитали, что прежде всего это их социальное положение. Основанием для оценки социального положения наших респондентов служили их ответы на вопросы о доходе, образовании и социальном статусе, которые мы тоже получили в рамках нашего исследования. С учетом полученных данных и в соответствии с общепринятой в социологии классификацией мы относили наших респондентов к трем основным социальным стратам: высший класс, средний класс, низший класс. В свою очередь средний и низший классы подразделяются нами соответственно на две и три подгруппы. К сожалению, представители высшего класса в силу их малочисленности в нашу выборку не попали.


Чем более успешен, молод, образован избиратель, тем меньшие возможности для выбора ему предлагает политическая элита, которая не знает собственный народ. Таким образом, политическая элита неадекватна своим избирателям

По итогам нашего исследования выяснилось, что доли представителей разных классов среди либеральных консерваторов и особенно либертарианцев уменьшаются от высшего среднего класса к низшему. И напротив, среди социал-популистов и социальных консерваторов тенденция прямо противоположная. Но при этом консерваторы, особенно социальные, распределены значительно однороднее среди разных классов.

Заметим, что такое распределение социальных страт по идеологическим предпочтениям хорошо совпадает со сложившимися в обществе представлениями: те, кто более или менее преуспевает, выбирают свободу, те, кто менее преуспел в новой жизни, выбирают равенство. Хотя в жизни скорее наоборот: те, кто выбирает свободу, в конце концов добиваются успеха.

Этот вывод подтверждается также распределением ответов на вопрос о степени приспособленности окружения наших респондентов к рыночным условиям: социал-популистские воззрения доминируют среди людей, которым не удалось приспособиться к жизни в рыночной среде. Кроме того, в низших классах существенно выше среднего процент "путаников". Можно сказать, что идеологическая каша в головах наших сограждан тем больше, чем ниже их социальный статус. Но при этом доля тех, кто голосует против всех, существенно выше в среднем классе. Получается, что политическая система в большей степени не устраивает тех, кто лучше ориентируется в своих идеологических пристрастиях.

"Цена" свободы

В среднем либертарианцев и либеральных консерваторов отличает более высокий уровень материального и социального положения. При доходах менее 6000 рублей в месяц виден резкий рост "левых" настроений. При доходах более 6000 рублей в месяц тренд прямо противоположный.

Естественным образом распределены наши идеологические группы и по возрасту - чем старше респонденты, тем более "социально" они настроены. Чем моложе, тем чаще они предпочитают свободу равенству.

Результаты исследования показывают, что разница между приверженцами различных идеологических групп сказывается и на их отношении к жизни. Так, большинство респондентов, отнесенных к группе социал-популистов, просто "живут, как живется", не любят что-либо менять в своей жизни и рисковать.

Конечно, с одной стороны, чем богаче люди, тем позитивнее они воспринимают произошедшие перемены, тем лучше у них настроение, но, с другой стороны, очевидно, что ментальность людей, их мировоззрение, их отношение к жизни в значительной мере определяет и их благосостояние. Это соображение и позволяет нам говорить о необходимости политической ставки на успешных людей. Потому что только эти люди обеспечивают экономическое и политическое развитие страны, потому что, в определенном смысле, успехами каждого из своих граждан и сильна страна. А социальный популизм, как показывает мировой опыт, подрывает трудовые ценности среднего класса.

Партийный пасьянс

Распределение сторонников "Единой России" по социальным стратам практически соответствует социальной структуре общества. У КПРФ число сторонников существенно выше в низшем классе - "униженных и оскорбленных", у "Родины" - аналогичный расклад, но менее ярко выраженный, у ЛДПР - преимущества в среднем низшем классе - низкоквалифицированных работников физического и умственного труда. Последнее вообще характерно для национал-популистских партий. Как ни странно это может показаться, но сторонники СПС практически равномерно распределены между всеми классами, что может говорить о сугубо идеологическом восприятии партии ее сторонниками, без связи с их материальным положением. Наконец, среди сторонников "Яблока" преобладают верхние классы и низший класс. И это, к слову, довольно типичная картина голосования для сторонников умеренно левых партий в Европе.

Картина идеологических предпочтений среди сторонников различных партий тоже выглядит вполне закономерно. Число сторонников КПРФ резко возрастает от чудом заблудившихся среди них либертарианцев до социал-популистов. Аналогичным образом, но не так резко распределены сторонники "Родины". А сторонники СПС, как и следовало ожидать, в своих идеологических предпочтениях распределены абсолютно зеркально по отношению к сторонникам "левых". В то же время избиратели "Единой России" распределились достаточно равномерно среди сторонников всех идеологий, но с явно выраженным, особенно в абсолютных величинах, преобладанием консерваторов обоих окрасов. И в этом и состоит основа электорального успеха партии. За нее голосовали те, для кого в тот момент "порядок" был определяющей ценностью.

Еще один результат исследования: именно опора на оба окраса консерватизма позволила "Единой России" стать партией большинства. Расстановка акцентов в этом идеологическом альянсе внутри правящей партии - на либеральном или социальном консерватизме - будет означать и выбор властью в качестве своей основной опоры в обществе тех или иных социальных групп: молодежи или пенсионеров, высококвалифицированных работников или сельскохозяйственных рабочих, руководителей или разнорабочих.

С чем идти на выборы

Вернемся к анализу электорального поведения различных социальных групп. Наш опрос показал, что именно верхний средний и средний средний класс чаще всего голосуют против всех. Представители именно этих социальных страт также чаще всего не ходят на выборы. Но они не оказали поддержки и партиям либеральной оппозиции. Следовательно, их отказ от голосования говорит не об оппозиционности "правящему режиму", а скорее об их неудовлетворенности существующей партийно-политической системой. То есть именно они могут быть дополнительным электоральным "резервом" для правящей партии, если она повернет направо - к либерально-консервативной ориентации. И наоборот, можно ожидать дальнейшего снижения их электоральной активности и отхода от "Единой России", если эта партия повернет налево. Или даже перехода на сторону либеральной оппозиции. Можно быть уверенным, что этот маневр лишит традиционные правые партии электоральной перспективы. В первую очередь СПС. Потому что между идеологией СПС и либерально-консервативной части "Единой России" нет никакой разницы. С учетом всех этих факторов "Единая Россия" справа может приобрести до 10% голосов.

Слева же от "Единой России" - толчея партий разной степени лояльности и оппозиционности. И левый избиратель, во-первых, голосует значительно более активно, то есть он уже выбрал свою партию, и, во-вторых, он значительно более оппозиционен и вряд ли повернется к партии власти. В то же время та часть избирателей, которая рассматривается как опора левых, а тем не менее голосует за партию власти, делает это потому, что она выбирает не идеологию, а именно власть. И она никуда не уйдет, потому что это ее ментальный выбор. Таким образом, повернув налево, "Единая Россия" вряд ли что-нибудь приобретет, зато потеряет справа.


"Единая Россия" вполне может не только сохранить результаты 2003 года, но и нарастить их, сделав ставку на либерально-консервативные ценности

И именно потому, что партии, которые у нас принято называть левыми, ориентируются на этих избирателей, они совершенно не укладываются в европейские определения "левизны". В мире наши левые партии - КПРФ и "Родина" - скорее попадают в одну категорию с аргентинскими перонистами - лишенными левой культурной основы социал-популистами с ярко выраженной националистической окраской, которые сохраняют преданность памяти популярного в маргинальной среде Перона - диктатора-популиста, правившего Аргентиной много лет назад.

"Единая Россия", ориентируясь на такого избирателя, тоже неизбежно скатится на позиции национального поражения, которые, к слову, озвучивают некоторые представители левого крыла этой партии и которые совсем не соответствуют настроениям тех, кто сейчас составляет основу ее электората.

Модель новой Думы

Остается вопрос, каким может быть расклад сил в новой Государственной думе в условиях сохраняющейся стабильности и обозначенных нами идеологических поворотов. Согласно новому избирательному законодательству, предусматривающему пропорциональное представительство партий и семипроцентный барьер, число перераспределяемых голосов тех, кто проголосовал за мелкие партии, может доходить до 40%. А простое большинство в Думе может быть достигнуто партией большинства уже при получении ею 30% голосов, а конституционное (67% мандатов) - при 40%. При этом результаты, полученные партией на выборах и ее представительство в Думе, могут различаться весьма существенно.

Мы уже отметили, что при наличии выраженного либерально-консервативного фланга в "Единой России" большая часть либертарианцев и либерал-консерваторов, симпатизирующая СПС и "Яблоку", но разочарованная их недееспособностью, просто из прагматических соображений проголосует за "Единую Россию". А голоса демократических упрямцев попадут в число перераспределяемых.

Кроме того, "Единая Россия" способна оттянуть к себе самую динамичную и прагматичную часть потенциального электората левых, по крайней мере тех из них, кто уже сейчас поддерживает президента и не склонен идентифицировать себя с партиями национального поражения. А другие левые партии, которые собираются самостоятельно участвовать в выборах (Партия пенсионеров, формирующаяся партия Семигина, Народная партия), оттянут еще часть традиционных избирателей КПРФ. При этом их собственные шансы пройти в Думу пока представляются призрачными - их голоса, скорее всего, тоже попадут в число перераспределяемых.

В подготовке статьи принимала участие Светлана Поликанина

Вернуться к списку статей

Последние статьи

11.04.2016



Copyright © 2005—2017 Институт Общественного Проектирования (ИНОП)

Главная  |  Об институте  |  Издательская деятельность  |  Премия «Общественная мысль»  |  Либеральная платформа в партии "Единая Россия"  |  Региональная деятельность Либеральной платформы в партии "Единая Россия"  |  Новости и хроника событий в вашем регионе  |  Материалы Клуба "4 ноября"  |  Круглый стол на тему «Актуальные проблемы развития малого и среднего предпринимательства в РФ»  |  История России  |  Экономика реформирования жилищно-коммунального хозяйства  |  Комментарии  |  Русские чтения  |  Взаимодействие с Общественной Палатой РФ  |  Премия «Власть № 4»  |  Мировой политический форум  |  Открытый конкурс «Проблемы развития современного российского общества»  |  Бюллетень Инновационные Тренды   |  Проекты  |  Публикации  |  Мероприятия  |  Пресса  |  Контакты  |  Конференции  | 

Телефон: (495) 660-76-77
E-mail: mail@inop.ru
Адрес: Москва, улица Правды, дом 24, строение 4

Интернет-агентство «Web Otdel»
Разработка сайта — интернет-агентство «Web Otdel»
разработка фирменного стиля, разработка логотипов