Институт Общественного Проектирования
Исследования. Программы. Проекты. Решения.
 
На главнуюНаписать письмоКарта сайта
сегодня 18 ноября 2019 года
 


Rambler's Top100

Введение


4.02.2009

Когда мы в Институте общественного проектирования (ИнОП) начинали исследование мировоззрения и идеологии российской элиты, то руководствовались следующими основными соображениями. В предыдущие годы мы внимательно изучали современное российское общество (Исследование «Социальная стратификация современного российского общества» проведено Институтом общественного проектирования в 2004–05 г.г. и опубликовано в книге «Реальная Россия: Социальная стратификация современного российского общества», Москва, 2006 год), знали в общих чертах, как оно устроено, и с радостью отмечали позитивные движения в очертаниях его структуры. Мы поняли, что наше общество явно обретает смысл развития, а надежда и оптимизм постепенно становятся фундаментом мировоззрения многих социальных групп. Конечно, проблемные области по-прежнему занимают большие площади на карте общественного мнения, но уже нет чувства, что они могут закрасить темными тонами весь атлас народной жизни, поскольку появилась воля к действию и прагматика реальных дел. Но мы, исследуя российское общество, понимали, что без анализа национальной элиты наше представление о реальной России будет неполным.
Это первое соображение. Второе заключается в том, что сейчас перед государством и обществом стоят редкие по своему масштабу задачи. Сегодняшний период нашей жизни характеризуется интенсивным поиском стратегии развития страны, фундаментальных ценностей, национального смысла, и очевидно, что решение этих задач проходит в жестком цейтноте. Пусть сегодня мы понимаем цель нашего развития на среднесрочную перспективу, но далеко не факт, что точно знаем, с помощью каких инструментов следует этой цели достигать. В этой ситуации российская элита может сыграть историческую роль, но только в том случае, если она готова взять на себя ответственность и предложить решения этих важнейших национальных задач.
Но при этом необходимо понимать — и это третье соображение, — что такое современная российская элита, насколько ее мировоззрение и идеология отвечают стоящим перед ней и перед страной задачам? Может ли она в принципе считаться элитой национальной и ответственной?
Для этого различные группы элиты должны быть нацелены на достижение солидарности в главных вопросах, но не через механическое подчинение точке зрения власти, а через поиск согласия при сохранении своих принципиальных позиций, освоение лидерских функций в обществе. Обладает ли современная элита этими качествами?
Следует пояснить, что мы вкладываем в понятие элиты. Для нас это не только властный слой, не только группа передовых интеллектуалов, но в первую очередь такая социальная группа, которая создает общественно значимые смыслы. Смыслы существования и развития общества. И кроме того, эта группа создает среду, где эти смыслы рождаются и распространяются в обществе. Именно через такое понимание элиты мы оценивали результаты проведенного исследования. Эти результаты оставляют двойственное впечатление.
С одной стороны, в среде наших респондентов — представителей элиты, с которыми мы беседовали, — в целом проявляются те же тенденции, что и в обществе в целом. Это осмысленный патриотизм, сдержанный, но устойчивый оптимизм в понимании стратегических задач, которые стоят перед страной и обществом. Здесь элита занимает вполне передовые позиции, но не опережающие мировоззрение передовых социальных групп общества, а идущие с ними параллельно. В этом отношении она сопоставима с «верхним средним» и даже со «средним средним» классом. Впрочем, отдельные респонденты — в общем массиве интервью их можно выделить в группу до 20% численностью от общей выборки в 326 человек — обнаруживали глубокое системное видение стратегических задач развития. Фактически это мыслители национального масштаба, многие из которых (хотя и не все) востребованы в политической и общественной
жизни.
Одним из принципиальных для нас был, вопрос о способности элиты к солидарности, точнее — к объединению на основе консенсуса по отношению к тому или иному базовому набору ценностей и главных вопросов развития страны. И признаки такого консенсуса в ходе исследования обнаружить удалось. Так, выяснилось, что большинство элиты выступает за демократию и свободу, чего мы, признаться, не ожидали. Практически все респонденты разделяют серьезную обеспокоенность растущей проблемой коррупции. На момент опроса,
правда, можно было высказать только недоумение по поводу того, почему же тогда коррупция не снижается и реальных мер по ее преодолению не видно. Однако когда эта книга готовилась к печати, Дмитрий Медведев еще в статусе кандидата в президенты заявил о необходимости создания национальной программы по борьбе с коррупцией, так что уже можно говорить о плодотворности сложившегося в элите отношения к этой проблеме. Можно также отметить, что наши респонденты назвали в числе причин коррупции правовой нигилизм, а Д. Медведев говорил о коррупции именно в этом контексте. Следует также
добавить, что раздел о коррупции дает информацию не только об отношении к этой проблеме в элите, но и о проблеме как таковой. Респонденты поддержали идею о месте России в мировой экономике и в целом в мире в качестве одного из лидеров, что также было несколько неожиданным, так как привычным является мнение о пессимизме нашей элиты и отсутствии у нее амбиций. Значит, новый политический курс имеет опору. Вопросы о лидерстве, кстати, обсуждались с представителями элиты еще до того, как был сформулирован этот курс. Самой же неожиданной оказалась самокритичность элиты. Вот где консенсус! Около 75 респондентов отзывались о состоянии элиты критично и очень критично. С одной стороны, это подтверждает наши гипотезы о недостаточной готовности современной российской элиты к ее роли, с другой — является обнадеживающим фактором. Что касается идеологической невнятности, с которой мы также столкнулись, она, по-видимому, объяснима в том числе и тем, что реальной политической борьбы в последние
восемь лет нашей стране удалось избежать. Это было хорошо видно из исследования стратификации российского общества, по итогам которого мы сделали вывод об отсутствии в обществе глубоких противоречий, антагонизмов. То есть, несмотря на резкость публичной риторики политиков коммунистического и либертарианского направлений, уровень реальных социальных и политических противоречий не столь высок. Но это лишь часть объяснения, а другая часть состоит в том, что ряд имеющихся противоречий и проблем не нашел отражения в публичной политике и в развитии идеологии тех или иных групп, то есть они были как бы отложены. И надо иметь в виду, что быстрое развитие страны и общества, предусмотренное программой нового президентства и ориентированное на 2020 год, неизбежно будет сопровождаться ростом политической активности, появлением новых, надеемся, плодотворных противоречий, а значит — новых политических сил, усилением политической конкуренции, и с этой точки зрения ясно, что жизнь поставит перед элитой задачу преодоления идеологической аморфности.
Тут следует сделать еще одно пояснение. Когда мы говорим об элите в общественной среде, мы говорим именно о тех группах элиты, которые более других пользуются возможностями медиапространства. Но сегодня к числу таковых следует отнести почти исключительно элиту властную, отчасти силовую и в меньшей степени элиту духовную. Из широкой общественной среды практически исчезла бизнес-элита, а интеллектуальная, научная и творческая довольно-таки слабо влияют на умы. Сегодня нет Лихачевых, Сахаровых или Высоцких, сравниться с которыми по силе воздействия на общество мало кто мог. Но попытки властной
элиты предложить общественной среде живую дискуссию не вызывают широкого резонанса. Это можно объяснять зарегулированностью и/или инертностью медиа, отчужденностью, разобщенностью общественной среды, но факт есть факт: широкая общественно политическая дискуссия сегодня не ведется.
Между тем для формирования ответственной элиты требуются определенные условия. Первое из них — свободные общественные площадки, на которых развиваются энергия и деятельность. Второе — условие естественного отбора, когда существует механизм, поднимающий потенциального представителя элиты наверх, дающий ему способы выражения и рычаги для привлечения общественного внимания и применения своих творческих сил.
Но сегодня, как уже отмечено, общественные площадки почти полностью заняты властной элитой, а механизмов формирования элитного сообщества, не опосредованных властью, практически не существует.
С другой стороны, отсутствие этих условий можно вменить в вину самой элите. Ведь она оттого и элита, что должна сама создавать такие условия своей энергией и чувством ответственности. Однако этого не происходит, и сегодняшняя элита больше занята жалобами на отсутствие гласности, нежели стремлением эту гласность создать. Однако боязнь публичности никак не может способствовать формированию общественно значимой элиты.
Следующее наблюдение — дисперсность элиты. Точнее ее сегодняшняя неготовность к определенному соглашению. Следует понимать, что общественные площадки для элиты —это не только медиапространство, сколько неформальны группы, объединения, реализуемые на местном уровне как семинары, встречи, дискуссии, которые, собственно, и вырабатывают общественно значимые смыслы и формируют саму элиту как ответственную часть общества. Сегодня ни в столицах, ни на периферии нет тех «Политехнических», которые служили бы инкубаторами новой национальной элиты.
Наконец, мировоззрение элиты. То, чему в основном посвящено это исследование.
Отметим, что мы нашли не слишком много инновационного, того, что сегодня элита могла бы предложить российскому обществу. Открытий пока нет, даже, напротив, создается впечатление, что забыты русские мыслители «домарксовой» эпохи, что не востребовано сегодня то наследство, которое мы по обязанности прямых потомков давно бы должны освоить, да всё некогда. Или пока некому.
Конечно, в России есть много достойных людей, о которых можно с уверенностью сказать,
что они суть национальная элита. Их много во власти, в политике, они есть в государственных учреждениях, в науке, в искусстве, в своей профессии, наконец. Они делают свое дело, делают ответственно и увлеченно. И на федеральном уровне, и на региональном.
Касаясь принципиального вопроса о сегментации элиты, наличии в ней разнообразных мировоззренческих групп, отметим, что результаты нашего исследования позволяют разделить наших респондентов на четыре группы. К первой, самой многочисленной, принадлежат те, кто не смог внятно определиться со своей идейной принадлежностью. Ко второй — те, кто позиционирует себя как сторонника свободы и демократии. Но их нельзя назвать и либералами, так как они часто занимают не либеральные позиции в вопросах, скажем, экономики.
К третьей группе принадлежат те, кто однозначно идентифицировал себя с какой-то из известных идеологических групп: консерваторы, либералы, социал-демократы и пр. И наконец, выявилась группа респондентов, принципиально не желающих идентифицировать себя с определенной идеологией.
Следует также отметить важную особенность ответов практически всех наших респондентов: они не увязывают свои взгляды со своими представлениями об интересах каких-то социальных страт — наемных работников, предпринимателей, военнослужащих и так далее. То есть респонденты не воспринимают себя как идеологических представителей определенных групп и слоев общества. Правда, несколько человек пытаются обосновать
свою позицию национальными предпочтениями — защитой интересов русских людей. Основываясь на полученных данных, можно сказать, что представители элиты в широком смысле этого слова асоциальны. Видимо, именно поэтому они в большинстве своем не способны определиться и с идеологией.
Также есть группа, которую можно назвать «элита малых дел». Этих людей знают немногие, они сосредоточены в своем кругу, порой социально малом, но так достойно и честно делают
свое дело, что выступают безусловным примером для окружающих. Они живут скромно и оставляют по себе добрую память, не претендуя на всеобщее признание и не заботясь о нем. Таких людей в России всегда было в достатке и будет впредь. Всегда найдется тот, кто, как никому не известный таможенный служащий Верещагин, скажет: «Ты знаешь, Абдулла, я мзды не беру. Мне за державу обидно».
Вот, видимо, по этому принципу элита и должна формироваться — чтоб за державу было обиднее, чем за себя. Во всех, без исключений, случаях.
Но вот возможно ли сегодня существование такой ответственной национальной элиты?
Это открытый вопрос нашего исследования. Однозначный ответ дать пока нельзя. В православии есть понятие старчества. Речь тут идет не о возрастных стариках, а о духоносно прозорливых старцах, появление которых в церковной жизни возможно лишь как итог определенного духовного пути всего иноческого православия, как непрерывная духовная традиция (исключение — по воле Божьей).
Не будем проводить неуместных аналогий, но позволим лишь два замечания. Конечно, мы верим в будущее умной, нравственной и ответственной национальной элиты в России. Но мы понимаем, что в этом будущем она никак не появится без фундамента, который должен быть заложен уже сегодня.


Михаил Тарусин,
руководитель отдела социологии ИнОП
Михаил Рогожников,
заместитель директора ИнОП

Вернуться к списку статей

Последние статьи

11.04.2016



Copyright © 2005—2017 Институт Общественного Проектирования (ИНОП)

Главная  |  Об институте  |  Издательская деятельность  |  Премия «Общественная мысль»  |  Либеральная платформа в партии "Единая Россия"  |  Региональная деятельность Либеральной платформы в партии "Единая Россия"  |  Новости и хроника событий в вашем регионе  |  Материалы Клуба "4 ноября"  |  Круглый стол на тему «Актуальные проблемы развития малого и среднего предпринимательства в РФ»  |  История России  |  Экономика реформирования жилищно-коммунального хозяйства  |  Комментарии  |  Русские чтения  |  Взаимодействие с Общественной Палатой РФ  |  Премия «Власть № 4»  |  Мировой политический форум  |  Открытый конкурс «Проблемы развития современного российского общества»  |  Бюллетень Инновационные Тренды   |  Проекты  |  Публикации  |  Мероприятия  |  Пресса  |  Контакты  |  Конференции  | 

Телефон: (495) 660-76-77
E-mail: mail@inop.ru
Адрес: Москва, улица Правды, дом 24, строение 4

Интернет-агентство «Web Otdel»
Разработка сайта — интернет-агентство «Web Otdel»
разработка фирменного стиля, разработка логотипов